Где нас черти носят

ОТДЫХ, О КОТОРОМ МОЖНО ТОЛЬКО МЕЧТАТЬ

К печати подготовил Владимир ОБУХОВ

– Я догадывался, что ты экстремал по характеру. А возможно, даже авантюрист. Но такого виража не ожидал – это ж надо, отравился к черту на кулички, за три моря… Вот и поведай общественности, как долго в голове зрела такая «нестандартная» идея?

– Идея зрела долго. Но как её воплотить в жизнь, я себе совершенно не представлял. В смысле, как, когда и с кем. Всё решилось как бы само собой. Узнал от знакомой, что они сплочённым коллективом отбывают в интересующую меня местность 1-го мая. На моё туповатое «Как бы я хотел там оказаться с вами!» последовал вопрос: «А что тебе мешает?» А действительно, что?

И вот уже я оформляю визу, пропуск в погранзону, заполняю анкеты, снимаю копии с документов и деньги со счетов, письмо из отдела кадров везу, что цель моей поездки именно туризм, а не моя профессиональная деятельность (я же по документам – журналист, а регион – пограничный, проблемный и взрывоопасный, как это у нас сплошь и рядом на планете водится)…  

– Подожди, Сергей. Объясни мне, что тебя манит в дальние страны? Ведь не мальчик уже – зрелый муж! (Извини, но ты напоминаешь мне одного из героев культового фильма «Земля Санникова»…)

– Это которого же? Которого Даль сыграл? Или Дворжецкий? Ты мне льстишь… Вообще-то на севере я тоже бывал. Не на самом крайнем, но горная тундра на Кольском полуострове тоже производит сильное впечатление. И тамошняя погода. И как прилив нас чуть не утопил ночью в узком заливе… Впрочем, неважно.

Вот один мой дружбан теперь каждый год – только туда. Нынче нашел какого-то отморозка с тримараном – и скоро на два месяца исчезнет: с заходом на Новую Землю и чуть ли не на Шпицберген. Что туда таких как он манит? Бог весть.

– Но продолжим наши путевые заметки. Вот ваша группа приземлилась в забугорье. Твои первые впечатления?

– Первое впечатление, что весь миллиард с лишним индийцев – они вот тут, передо мной. Международный аэропорт имени Индиры Ганди в Дели – раз в несколько крупнее Шереметьево-1 и 2 вместе взятых. Туда мы летели на аэрофлотовском Ил-96. В Дели пересадка на самолёт местных авиалиний. И ещё четыре с лишним часа полёта с одной посадкой.

Теперь немного голой информации.

Цель поездки – индийский штат Сикким. Это небольшая (70х100 км) территория между Непалом, Китаем, Бутаном и индийским штатом Западная Бенгалия. Население – около 500 000. Столица – Гангток (тысяч 60 народу).

До 1975 года – королевство под индийским протекторатом, после – штат Индии. Вся территория штата – Гималаи и их предгорья. Жемчужина Сиккима – массив Канченджанга – третий по высоте на Земле (порядка 8, 5 км). Вот к нему мы и направили свои стопы. Но об этом – чуть позже.

В аэропорту Багдогра (это в Западной Бенгалии, в нескольких километрах от начала предгорий) нас уже ждали три джипа и наш руководитель Карджонг (личность известная, в Интернете фигурирующая). Далее – долгий переезд по равнинной, а потом вдруг резко горной дороге. С часовой остановкой у пограничного моста из-за каких-то не то волнений, не то просто бардака, и еще одной тягомотной остановкой для оформления документов на чек-пойнте, и бесконечными остановками с целью вылезти и поснимать и… Короче, приехали поздно.

– А куда приехали-то?

– В отель в Гангтоке. Кстати, все наши отели были весьма комфортабельны. И не только по местным меркам.

– Мы не будем рекламировать не сайте коммерческие структуры, но хотелось бы уточнить, что за турагентство вас туда отправляло?

– Индийское. Сиккимское то бишь. С офисом в Гангтоке. Местный бизнес. Мои спутники (по крайней мере, несколько) там уже второй раз; это их заслуга, их знакомства и каналы.

– И еще уточни: кто были твоими спутниками и откуда ты их взял?

– Семеро (со мной) москвичей и пятеро новосибирцев. Представители книжного бизнеса.

– А как местные относятся к русским?

– Для сиккимцев любой турист – это потенциальный заработок. И им по барабану – откуда ты: из USA или из Russia. Штат-то бедный. В горах какое земледелие! У них национальная программа – сделать штат индийской Швейцарией. Хотят даже во имя сооружения аэропорта пожертвовать одной горой: срезать вершину и соорудить взлётно-посадочную полосу. А то очень уж тягомотно добираться по земле.

Русских, кстати, нам там попадалось немерено. От вполне вменяемых до не очень адекватных. Как, впрочем, и среди всяких других.

– Но, судя по снимкам (а их в твоем архиве немало), тебя покорила тамошняя природа. Не было ли желания остаться в дальних, благодатных краях?

– И стать одним из «понаехавших тут»? Между прочим, на каждого коренного сиккимца приходится два индийца с равнины. У них же там тоже безработица и нужда, а тут, по крайней мере, климат приятнее.

Да, природа… Всякое ожидал увидеть, но такое! Нет, не зря ездил, не зря.

  

– Поскольку ты поэт, литератор, то наверняка вел дневник. И записывал туда парадоксальные мысли, рождавшиеся в голове. Не держи в себе – поделись! Итак, откровение, явившееся на краю земли?

– Я там бормотал себе под нос, в такт шагам, всякую лабуду. Потом понял, что изобрел новый жанр: мантры-речевки.  Только предлагаю, чтоб не отвлекаться, дать их в конце, в качестве приложения.

– Договорились. К сожалению, не все из коллег смогут повторить твой маршрут. Это ведь не метро, не электричка и тем более не автобус… Расскажи о самых ярких впечатлениях, оставшихся в памяти.

– Ну, это можно часами…

Давай лучше, я в двух словах расскажу, кто не знает, что такое треккинг-туризм. Так вот, горный туризм – это когда ты тащишься с 30-килограммовым рюкзаком за плечами на перевал, потом с перевала, разводишь костер, готовишь ужин, ставишь палатку и без сил в нее залезаешь. Это повторяю, горный туризм моей молодости. А треккинг-туризм – это когда ты идешь, посвистывая, с сумочкой через плечо, а все остальное делают за тебя проводники, носильщики, повара и вьючные животные.  Нашу группу из 12 человек сопровождали 12 человек обслуживающего персонала, 6 лошадей и 6 яков. Поэтому не надо лепить из меня эдакого Федора Конюхова и Руаля Амундсена. Мы доходили до очередного кемпа, а там нас уже ждал горячий ланч из нескольких блюд в большой обеденной палатке с удобными стульями, уже разбитые палатки с положенными ковриками и даже одноместная палатка на отшибе с кармашком внутри для рулона туалетной бумаги.

– А кофе в палатку вам утром не носили?

– Кофе нет, а чай – ежедневно. Да что я рассказываю – уже анекдоты на эту тему в народе ходят. Типа, один новый русский – другому: «Братан, я тут треккинг-тур купил – так развели на бабки как последнего лоха. Прикинь: в палатке ни душа, ни бара, ни спутникового телевидения!..»

Короче, обычный туристический бизнес. И на тропе мы не встречали разве, может, только папуасов; представители других народов проходили мимо нас нескончаемой чередой. В сопровождении, естественно, своих носильщиков, своих лошадей и своих яков.

А самостоятельно бродить там, я спрашивал Карджонга, нельзя. Режим национального парка очень строгий.

Пешая часть у нас начиналась в местечке Юксом. Это такая большая деревня, а когда-то была столицей Сиккима. Высота над уровнем моря – 2000 м. Оттуда все пешие группы выходят. На маршруте – несколько лагерей. Самый высокий – на высоте 4300. Оттуда после нескольких акклиматизационных радиалок – решающий бросок на перевал Гоча-ла (нам говорили – 5200, но я в литературе видел: 5060). Это минимальное расстояние от Канченджанги. Ради тех фантастических пейзажей, панорам и видов и городится весь огород.

Переходы не слишком обременительны. Панорамы открываются такие, что стоишь, открыв рот, пока проводник рядом не начнет деликатно покашливать. Водопады – через каждый километр (кстати, мы были в одном из самых влажных мест земного шара). Растительность между 2000 и 3000 м – тропический лес. Выше – хвойно-рододендроновый. Еще  выше – кустарники и луга. Граница снегов – чуть ниже 5000.

В тех краях в мае начинается сезон дождей. В июле льют тропические ливни, а нас каждый день после обеда мочил деликатный несильный дождик. На высоте, правда, переходящий в снег.

– А какие они – местные жители? Насколько сильно отличаются от нас, россиян?

– Если иметь в виду коренных сиккимцев, то чисто антропологически они те же непальцы, ответвление монголоидной расы. Смуглые и узкоглазые. По религии – буддисты. Ну а остальная Индия – это отдельная песня; о ней пусть кто-нибудь другой, а я пас.

Но ты, полагаю, не физические отличия имеешь в виду. Так вот, свидетельствую: по основным параметрам мы с нашими проводниками не очень сильно отличались друг от друга. Вперемешку сидели у костра, пили из одной бутылки (на предложение drink from bottle я возразил, что «из горла» лучше звучит, после чего они с восторгом использовали именно этот термин). Чувство юмора очень хорошее у них, песни довольно заводные. Наши, русские песни, обожают и обязательно хлопают в такт мелодии. Выше 3 тысяч костры, кстати, жечь нельзя, но я уломал Карджонга, использовав неотразимый аргумент: мол, Russian girls без костра не поют. Подействовало сразу.

И вообще буддисты, на мой взгляд, легче приспосабливаются к изменяющемуся миру. У них практически нет табу и зашоренности. Все полезное перенимают очень легко.

– И конечно, пару слов о еде. Чем кормили и насколько вкусными были национальные блюда?

– На треккинге кормили разнообразно. Два, три, а то и четыре горячих блюда на ужин – обязательно. В основном, правда, тушеные овощи под разными соусами, лепешки и чай. Но были и фруктовое желе на десерт, и свежие бананы, и горячее молоко. Мясо и рыба – редко и только консервированные. Ну, это-то как раз понятно.

Внизу же в ресторанах и ресторанчиках обжирались и опивались пивом до, извиняюсь, скотского состояния. Не все, но некоторые. Потому что дешево и вкусно. Было там такое блюдо – момо. Или мумо. Или муму. По-разному можно произносить. Что-то типа местных пельменей с различной начинкой. А на прощальном банкете по окончании треккинга, на лужайке во дворе отеля, под открытым небом и при луне, нас поили местной горячей брагой из бамбуковых емкостей с трубочками-соломинками. Поначалу – гадость, но быстро втягиваешься и уже не можешь оторваться. А рядом цикады стрекочут, магнолии цветут, где-то вдалеке гром погромыхивает… Р-р-романтика!..

– И напоследок неожиданный вопрос. Не хотел бы повторить судьбу великих Рерихов – остаться в тех чудных краях навсегда? В любом случае, почему?

– Эпоха рерихов прошла. Сейчас эпоха биллов гейтсов и дим биланов.

Со всеми вытекающими последствиями.

Про волшебный город Дарджилинг, который англичане построили на вершине горного хребта для отдыха от бенгальской жары, я как-нибудь в другой раз. А сейчас – обещанные мантры-речёвки.