Веселие Руси

На свете много бессмысленных вещей. Например, реклама водки.

С этой интернетовской мудростью не поспоришь; действительно, рекламировать водку в России — всё равно, что в Сахаре песок. Тем более, что она, её реклама, вроде бы как и запрещена. А как ещё бедному производителю привлечь внимание потребителя в своему продукту? Правильно, придумать броское название. Желательно, забавное. Зайдите в винный отдел супермаркета — глаза разбегутся, а губы сами собой растянутся в улыбку при виде бутылки с этикеткой, скажем, «Володя и медведи». Или «Еврейский стандарт». Или «Гравицапа» (ну, та самая, без которой пепилац не полетит). Или «Хохлушка» — с пробкой в виде головы небезызвестной женщины с косой...

При желании можно попробовать составить классификацию названий любимого народного напитка.

В первом эшелоне окажутся водки «персонифицированные». Начиная от верноподданической «Путинки», кончая сомнительной «Сердючкой». Между ними уютно расположатся «Жириновский», «Чайковский», «Калашников», «Доктор Столетов», «Маруся Климова» и т. д. и т. п. Странно, что нет до сих пор водки «Веничка Ерофеев», но этот персонаж, строго говоря, больше по «коктейлям» был спец. Типа, «Слеза комсомолки».

Далее черёд названий оптимистических. Таких как «Наша Раша», «Мороз и солнце» с приложением «День чудесный», комплект из трёх бутылок «Долголетие-Молодость-Здоровье», «Атомная», «Веселуха»...

Вот названия, в которых фигурирует сам процесс: «Ежедневка», «Медсестра (приём круглосуточно)», «НЗ рыбака», «Пей до дна!»...

Зоологические названия: «Лось», «Добрый лось», «Добрый медведь», «Бляха-муха»...

Исторические: «Ленин в разливе», «Поехали!» (с Гагариным на этикетке), «Перестройка», «Кризис»...

Названия эпатажные: «Стерва», «Дура», «Блондинка», «Шайтан-вода» (Башкирия) и венец всему «Herr» в бутылке в виде сами догадайтесь чего, следственного комитета на них, иродов, нету!

И наконец, водки, напоминающие о неизбежной расплате: «Дрова», «Утро туманное», и моя любимая «Белочка», простодушно извещающая с этикетки: «Я пришла!»

Я сам когда-то возил заграничным знакомым в качестве сувенира водку «Гвардейская». Бутылка, помнится, представляла собой копию снаряда калибра 76. Но формы бутылок — это отдельная песня. О них как-нибудь в другой раз. 

ЛГ, №33/2015